Мы ни за что не получили бы американскую грин-карту, если бы не трюк, подсказанный нам старым евреем!

Здравствуйте. Я – эмигрант из Российской Федерации, и со своей супругой Аней познакомился уже в США, она тоже русская. Мы сыграли свадьбу, а потом подошло время менять её студенческую визу на постоянную грин-карту – этим вопросом занимается миграционный отдел.

Как это происходит? Супругов вызывают на собеседование, но опрашивают порознь, причём вопросы задают весьма каверзные, с целью отсеять фиктивные браки, заключённые лишь ради получения этой самой грин-карты.

Как мы узнали накануне, порой парам отказывали из-за того, что они не могли назвать цвет подушки, на которой спит супруг, или то, какие у него носовые платки и зубная паста.

В общем, повод понервничать был, хотя мы с Аней – настоящая пара, и даже успели к тому моменту зачать ребёнка. Однако на момент собеседования мы в силу рабочих обстоятельств некоторое время жили порознь, видясь лишь мимолётом, когда мне удавалось вернуться в город, где находилась она. Так что я слегка запаниковал, ведь всё дело могло сорваться из-за какой-то мелочи. Тут же началась попытка запомнить всё о партнёре, зубрёжка его привычек и так далее, но вскоре мне попалось объявление в газете:

«Научу пройти собеседование для получения грин-карты со стопроцентной гарантией. Оплата – по факту» – гласило объявление.

Конечно же, я ухватился за эту возможность, приехал по указанному адресу и обнаружил небольшой офис с вывеской «Нотариус».

Тут же сидел старый еврей, который решал сразу несколько вопросов – принимал посылки в европейские страны и в Россию, а также продавал старые русские книги. Выслушав меня, он сказал следующее:

«Молодой человек, скажу вам вот что – все эти расспросы по платки и щётки полная ерунда для протокола. Всё решается раньше, когда вас намеренно задерживают в холле перед тем, как пригласить на собеседование. В холле стоят камеры, и чиновники перед беседой внимательно изучают поведение супружеской пары, которая не подозревает о том, что их снимают.

К тому моменту, когда людей приглашают внутрь, на собеседование, чиновникам уже всё ясно о супругах, по их поведению, и все эти каверзные вопросы задаются лишь для формальности. Если люди близки по-настоящему, это будет видно, если они пришли разыгрывать влюблённых – также будет видно».

«Вы считаете, что нам лучше держаться за руки и целоваться при каждом случае?» – уточнил я.

«Нет, такие дешёвые трюки ни к чему. Они дадут обратный эффект. Действуйте изящнее» – посоветовал еврей.

И вот, день настал. Мы приходим на собеседование, располагаемся в холле, Аня берёт меня за руку и мы подходим к окну. Она достала из сумочки носовой платочек, послюнявила его и вытерла мне щёку.

Нам не задали ни одного вопросе. ВООБЩЕ НИ ОДНОГО. Просто пожали руки и поздравили с тем, что мы стали обладателями грин-карты.